Не правовой незаконный преступный

не правовой незаконный преступный

(Загидуллин Р. А.) («Право в Вооруженных Силах», 2008, N 9)

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ НЕЗАКОННОГО И НЕОБОСНОВАННОГО ПРИКАЗА

Р. А. ЗАГИДУЛЛИН

Загидуллин Р. А., заместитель директора Дальневосточного юридического института Тихоокеанского государственного университета, кандидат юридических наук, полковник в отставке.

В современных условиях командирам воинских частей приходится решать множество различных задач боевой подготовки, боевого дежурства, внутренней, гарнизонной и караульной служб, обеспечения жизни и быта войск, быть участниками кадровых, трудовых и других правоотношений. Большинство принятых ими решений оформляются в виде приказов, которые являются правовыми актами управления, выражающими волю командира на совершение определенных действий. Правовой акт управления есть основанное на законе одностороннее юридически-властное волеизъявление полномочного субъекта исполнительной власти, направленное на установление административно-правовых норм или возникновение, изменение, прекращение административно-правовых отношений в целях реализации задач и функций государственно-управленческой деятельности <1>. ——————————— <1> Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право Российской Федерации. М., 1998. С. 241.


Применительно к Вооруженным Силам Российской Федерации основным актом военного управления является приказ — распоряжение командира (начальника), обращенное к подчиненным и требующее обязательного выполнения определенных действий, соблюдения тех или иных правил или устанавливающее какой-нибудь порядок, положение (ст. 39 УВС ВС РФ). Приказ имеет две основные юридические функции. С одной стороны, это юридический факт, действие, с которым закон связывает начало, изменение или прекращение правоотношений. С другой стороны, приказ — это определенная форма правового акта управления. Приказы могут отдаваться письменно, устно или по техническим средствам связи, и форма отдачи приказа не может служить основанием для его неисполнения. Учитывая значение приказов командира (начальника) для управления войсками (военными организациями), рассмотрим признаки, позволяющие классифицировать их с юридической стороны. Необходимость определения правовых основ принятия решений обусловлена тем, что в настоящее время ряд должностных лиц Вооруженных Сил Российской Федерации привлечены к уголовной ответственности за отдачу приказов, которые правоохранительные органы считают преступными. Сами обвиняемые считают, что они не совершали преступлений, их приказы издавались в интересах службы, а необоснованность (нецелесообразность) изданных приказов обусловлена объективными факторами. В качестве примера можно привести уголовное дело, возбужденное в Дальневосточном военном округе по ч. 3 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» в отношении генерала Р. Мнения сторон, обвинения и защиты диаметрально противоположны. Военная прокуратура считает генерала виновным в совершении деяний, явно выходящих за пределы его полномочий, с причинением тяжких последствий. Обвинение предъявлено по факту закупки материалов по завышенным ценам для ремонта технических зданий в воинских частях округа и нецелевого использования денежных средств. Сам обвиняемый виновным себя не признает. Для того чтобы не создавались подобные прецеденты, необходимо определить, какие приказы могут быть признаны незаконными, преступными, необоснованными или нецелесообразными, что следует подразумевать под этими понятиями, в чем их сходство и различие. В соответствии со ст. ст. 41, 44 УВС ВС РФ приказ командира должен быть законным и обоснованным. Законность означает, что отданный приказ не противоречит российскому законодательству. В данном случае понятие «законодательство» имеет расширительное толкование и включает все нормативные правовые акты, подлежащие обязательному исполнению: Конституцию Российской Федерации, федеральные законы, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры, ратифицированные государством (ст. 15 Конституции Российской Федерации), указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, акты федеральных органов исполнительной власти, а также законы субъектов Российской Федерации, на территориях которых расквартированы воинские части и учреждения, изданные ими в пределах своих полномочий в части, касающейся. Необходимо отметить, что отдаваемый приказ не должен также противоречить воинским уставам и приказам вышестоящих должностных лиц. Следовательно, незаконным будет приказ, положения которого противоречат требованиям приказов и иных актов военного управления вышестоящих должностных лиц, отданных в установленном порядке (ст. 41 УВС ВС РФ). В современном российском законодательстве не указаны основания для отказа от исполнения приказа, даже незаконного, и эта проблема требует правового решения в части определения оснований для отказа от исполнения заведомо незаконного или даже преступного приказа. До настоящего времени в Вооруженных Силах Российской Федерации действует незыблемое право безусловности исполнения приказа. В ст. 9 нового ДУ ВС РФ, вступившего в силу 1 января 2008 г., сохранен принцип обязательности исполнения приказа: «Право командира (начальника) отдавать приказ и обязанность подчиненного беспрекословно подчиняться являются основными принципами единоначалия». Приняв за основу положения ч. 2 ст. 42 УК РФ, в которой установлено, что «лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность», целесообразно внести аналогичные положения и в нормы военного законодательства, установив, что неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения в условиях мирного времени исключает уголовную ответственность военнослужащих за их невыполнение. Таким образом, незаконным будет приказ, положения которого противоречат Конституции и законодательству Российской Федерации, подзаконным правовым актам органов государственной власти и должностных лиц, воинским уставам, приказам и распоряжениям вышестоящих командиров и начальников, отданных в установленном порядке. Мнения ученых и практиков по вопросу о необходимости исполнения заведомо незаконного приказа противоречивы. Например, А. Г. Тищенко пишет: «Таким образом, ответ на вопрос: «Должен ли военнослужащий исполнять незаконный приказ? — будет следующим: «Да, должен, в обязательном порядке, беспрекословно, точно и в срок». Точное выполнение приказа (в том числе и незаконного) командира (начальника) освобождает подчиненного от ответственности за действия, совершенные по приказу, и за его последствия. Исключение составляет необходимость выполнения заведомо незаконного (преступного) приказа. В этом случае военнослужащий, получивший заведомо незаконный (преступный) приказ и при отсутствии у него возможности иного выхода, кроме как выполнить или не выполнить полученный незаконный (преступный) приказ, должен действовать таким образом, чтобы его действиями был причинен вред меньше того вреда, который наступил бы, если бы он действовал иначе» <2>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья А. Г. Тищенко «Должен ли исполняться военнослужащим незаконный приказ?» включена в информационный банк согласно публикации — «Право в Вооруженных Силах», 2001, N 11. —————————————————————— <2> Тищенко А. Г. Должен ли военнослужащий исполнять незаконный приказ? // http://www. lawmix. ru/comm. php? id=5614.

С таким выводом трудно согласиться. Иногда на практике приходится сталкиваться с попыткой отдельных должностных лиц отдавать приказы, распоряжения, которые могут привести к тяжким последствиям, но ответственность за их исполнение понесут другие лица. Например, в ходе учений подполковник М., офицер управления связи штаба округа, приказал командиру роты бригады связи направить автомобиль прямо по необорудованному заросшему склону на вершину сопки для проверки возможности оборудования там узла связи. Командир роты отказался выполнить этот приказ, так как мог перевернуться автомобиль и погибнуть водитель. Основанием для отказа исполнения приказа было то, что этот начальник не был прямым начальником для командира роты и то, что он отказался написать приказ письменно и подписаться. Предложение связаться с командиром бригады связи и уточнить у него приказ было отвергнуто, т. е. в случае наступления отрицательных последствий это должностное лицо не понесло бы никакой ответственности и вся вина была бы возложена на командира роты. Необходимо по примеру Израиля установить юридическую ответственность за отдачу и исполнение заведомо преступных приказов не только в УК РФ, но и в других нормативных правовых актах. В Израиле, пожалуй, впервые в мире в военном законодательстве определены правовые нормы ответственности командиров за отдачу явно незаконного приказа <3>. ——————————— <3> www. qewniverse. ru/biher/AShulman/49

Кроме понятия «законный приказ» в теории административного права применяется понятие «целесообразный приказ». Под понятием целесообразности приказа подразумевается установление порядка деятельности по достижению поставленной цели наиболее оптимальным способом, не нарушающим законодательства. Следовательно, нецелесообразным будет приказ, который устанавливает не самые рациональные (оптимальные, экономичные) способы достижения законных целей. В качестве примера нецелесообразного приказа можно привести решение, принятое в 90-е гг. прошлого века, об установлении ДОТов у КПП воинских частей для предотвращения нападений бандформирований на воинские части. Несомненно, что исполнение приказа было целесообразно для воинских частей, расквартированных в Южном федеральном округе. Однако установка этих сооружений в Дальневосточном военном округе, где не существовало незаконных вооруженных формирований, тем более среди городских кварталов, была нецелесообразной. Целесообразность и законность должны всегда находиться в тесном единстве, т. е. приказ должен не только не противоречить закону, но и установить наиболее оптимальный способ достижения поставленной цели, решения существующей задачи. Расширение правосубъектности воинских организаций, предоставление командирам права на самостоятельное заключение договоров, выбор исполнителей <4> привели к расширению применения принципа «дискреционного управления», т. е. управления по усмотрению командира (начальника). ——————————— <4> Бараненков В. В. Юридическая личность военных организаций: Монография. М., 2008.

Как считает Е. А. Котельникова, все законные предписания целесообразны, но в рамках, очерченных законодательством, должностное лицо может избрать наилучший, т. е. целесообразный, вариант <5>. Представляется, что именно такую правовую философию необходимо внедрять в правосознание командиров и начальников. ——————————— <5> Котельникова Е. А., Семенцова И. А., Смоленский М. Б. Административное право. М., 2002. С. 232.

В настоящее время командиры, исходя из реально сложившихся экономических условий в данном регионе, при принятии решения по хозяйственным вопросам имеют право избрать наиболее оптимальный для части вариант с учетом ее специфики, стоящих целей и задач. Для одной части определяющим фактором может быть временной фактор, для другой — качество работ, для третьей — ценовые условия. Однако необходимо, чтобы эти факторы не выходили за установившиеся параметры региональных экономических отношений. Для того чтобы принцип свободы принятия решения не использовался в корыстных целях, следует не только проводить в армии тендеры и конкурсы, но и регулярно устанавливать предельные показатели цен, услуг, выше которых военные организации не могут заключать договоры. Такой же точки зрения придерживается А. И. Иванов, который указывает, что необходимо, чтобы в Министерстве обороны Российской Федерации был создан ведомственный нормативный акт, подробно регламентирующий договорную деятельность, в том числе и по заключению договоров аренды <6>. ——————————— <6> Статистика о коррупции в Вооруженных Силах Российской Федерации // Право в Вооруженных Силах. 2007. N 11.

Недопустимо противопоставление целесообразности законности, всегда должно верховенствовать правовое предписание. Именно этим положением необходимо руководствоваться при принятии решения, издании приказа. Соблюдение принципа законности — основа презумпции правильности приказа. Законный и целесообразный приказ должен быть и обоснованным. Отдавая приказ, командир должен быть убежден в правильности принятого решения, а подчиненные — в необходимости его исполнения. Определяя содержание понятия «обоснованность», необходимо исходить из того, что под ним подразумевается «подтверждение фактами, серьезными доводами, убеждениями» <7>. На юридическом языке это означает, что отданный приказ не только не противоречит законодательству в расширенном его понимании, но и соответствует объективно сложившимся финансово-экономическим отношениям и способствует достижению поставленных целей наиболее рациональным путем. ——————————— <7> Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2005. С. 435.

Таким образом, необоснованным приказом целесообразно считать приказ, который не основан на реальных фактах, объективных показателях, нарушает финансовую дисциплину, ставит нереальные цели и задачи. Например, в приведенном ранее примере решение генерала Р. о проведении хозяйственных работ на территориях автопарков частей было и законным, и целесообразным, но необоснованным, так как при заключении договоров применялись необъективные, явно завышенные экономические показатели, использовались средства с других статей бюджета. Необоснованные и нецелесообразные приказы можно классифицировать как несовершенные приказы. Несовершенство приказов заключается в недостаточной экономической обоснованности приказа либо в несоответствии принятого решения поставленным целям и задачам. Юридическая оценка несовершенных приказов имеет относительно-определенный характер, и для признания приказа нецелесообразным или необоснованным необходимо проведение разбирательства, оценка условий его отдачи и наступивших последствий. В случае если приказ будет признан несовершенным, т. е. не соответствующим реальным условиям, отдан без соблюдения необходимых процессуальных процедур, не соответствовать поставленным целям, вышестоящие прямые командиры (начальники) могут потребовать его отмены. Действия должностных лиц по нейтрализации негативных последствий отдания несовершенных приказов должны носить избирательный характер. Если в результате отдачи и исполнения приказа нарушены права и свободы военнослужащих, интересы службы или государства, то приказ должен быть отменен лицом, отдавшим этот приказ, либо его вышестоящим прямым командиром, начальником. Однако, если отмена приказа не связана с этими обстоятельствами, но может привести к наступлению более тяжелых последствий, экономическим потерям, приказ может быть отменен частично. Например, необоснованный приказ о проведении ремонтных работ не может быть отменен, если работы уже выполнены. Должностное лицо, отдавшее несовершенный приказ, может быть привлечено к административной, дисциплинарной или (и) материальной ответственности. Привлечение военнослужащих к юридической ответственности предусмотрено ст. ст. 26 — 32 УВС ВС РФ, а процессуальный механизм установлен специальными актами (например, ДУ ВС РФ, УК РФ, УПК РФ и т. д.). В связи с увеличением в армии количества совершаемых хозяйственных правонарушений особое значение приобретает установление порядка привлечения военнослужащих к материальной ответственности. Этот вопрос регулируется Федеральным законом «О материальной ответственности военнослужащих» от 22 июня 1999 г. N 161-ФЗ и Приказом министра обороны Российской Федерации «О мерах по выполнению в Вооруженных Силах Российской Федерации Федерального закона от 4 августа 1999 г. N 345 «О материальной ответственности военнослужащих». Представляется, что положения данного Закона и Приказа уже не соответствуют современным хозяйственным отношениям и требуют внесения изменений. Необходимо изменить законодательство таким образом, чтобы должностные лица несли ответственность за принятое решение, в том числе и по экономическим вопросам; в законодательстве должна быть установлена возможность полного возмещения ущерба, нанесенного государству командирами (начальниками), нарушившими своими приказами (распоряжениями) установленный порядок использования, расходования имущества, допустившими необоснованные денежные выплаты. Наделение командиров правами органов хозяйствующих субъектов, юридического лица объективно обусловливает и закономерность установления соответствующей гражданско-правовой ответственности. Привлечение военнослужащих к уголовной ответственности за принятие необоснованных или нецелесообразных решений представляется необоснованным, неоправданным и незаконным, так как при этом отсутствует факт умысла и корыстных целей, о чем говорится далее. Особое значение имеет классификация приказа как незаконного. Это связано с тем, что виновные лица, отдавшие такой приказ, могут быть привлечены к уголовной ответственности. В соответствии со ст. 41 УВС ВС РФ за отдачу незаконного приказа и наступившие последствия, а также за злоупотребление должностными полномочиями или их превышение должностное лицо несет ответственность. Исследуя структуру незаконных приказов, целесообразно отказаться от формального подхода к их оценке и выделить в отдельную группу «преступные» приказы. Целесообразно дополнить ст. 9 ДУ ВС РФ общими положениями о понятиях «заведомо незаконный приказ», «преступный приказ» и правовых основах для отказа от исполнения такого приказа или требования его подтверждения, уточнения у вышестоящих командиров (начальников) или оформления в фиксируемой форме. Конкретную квалификацию приказу должен давать только орган судебной власти. Не каждый незаконный приказ является преступным, в то время как каждый преступный приказ незаконен. В качестве примера, когда неправильная квалификация приказа могла привести к нарушению принципов права — законности, виновности, справедливости, гуманизма, соразмерности и обоснованности, к отрицательным последствиям для человека и государства, можно привести факт из книги А. Бека «Волоколамское шоссе» <8>. В критические дни обороны Москвы, объективно оценив обстановку, командир батальона отдал приказ о временном отходе батальона с занимаемых позиций, чтобы он не был уничтожен в результате непрерывного обстрела артиллерией и минометами противника. В ночном бою, который был заранее спланирован командиром, батальон не только вернул оставленные позиции, но и уничтожил наступающего врага. Тем не менее от уголовного наказания за отдачу приказа, противоречащего требованию приказа Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина, известного как «Ни шагу назад», командира батальона спас лишь случай. Поэтому учет наступивших последствий — обязательное, а в современный период «дискреционного управления» — непременное условие квалификации приказа. ——————————— <8> Бек А. Волоколамское шоссе. М., 1966.

Преступным целесообразно считать приказ лишь в том случае, когда будет доказано, что, отдавая его, должностное лицо преследовало корыстные цели, получение личных выгод в ущерб интересам общества или государства, а в результате его исполнения наступили отрицательные последствия для государства, общества или личности. В качестве примера можно привести изданный начальником гарнизона В. приказ, в соответствии с которым военнослужащим гарнизона запрещалось в служебное время пользоваться личным автотранспортом, а КПП гарнизона — выпускать автомобили за пределы жилого городка. Решение обосновывалось тем, что в округе произошло несколько автокатастроф с личным транспортом, в которых погибли военнослужащие. Приказ целесообразен, но незаконен, так как нарушаются личные права военнослужащих. Такой приказ должен быть отменен, а лицо, его отдавшее, привлечено к дисциплинарной ответственности. Если в результате отдачи незаконного приказа наступают тяжкие негативные последствия (например, военнослужащий не смог своевременно довезти больного ребенка в больницу и в результате этого наступили отрицательные последствия для жизни и здоровья ребенка), то приказ может быть квалифицирован как преступный и против должностного лица может быть возбуждено уголовное дело. В последнее время юридическая подготовка большинства командиров в значительной мере повысилась, что обусловлено, в частности, улучшением работы офицеров юридической службы, и нарушений прав и свобод военнослужащих допускается все меньше. Большинство приказов, распоряжений, носящих преступный характер, издается в сфере экономической, коррупционной деятельности <9>. Как указывает Н. Г. Завидов, военный прокурор 2-го управления Главной военной прокуратуры, основным видом преступлений становится нерациональное и нецелевое расходование бюджетных средств. В 2007 г. выявлено 36530 (+ 2,3%) таких нарушений. Причиненный государству ущерб составил 1856,9 млн. руб. (+ 18%). К различному виду ответственности привлечено свыше 10000 должностных лиц. Возбуждено 663 уголовных дела. Вторым по числу преступлений стали незаконные высвобождение и реализация военного имущества. В 2007 г. в Вооруженных Силах Российской Федерации было заключено сделок на сумму свыше 1 млрд. руб., но при этом совершено более 2,4 тыс. нарушений законов <10>. ——————————— <9> См.: Статистика о коррупции в Вооруженных Силах Российской Федерации. <10> Завидов Н. Г. Правовые основы обеспечения законности в сфере экономической безопасности государства (типичные нарушения законов, совершаемые воинскими должностными лицами в сфере экономических правоотношений) // Право в Вооруженных Силах. 2008. N 5. С. 24 — 31.

Указ Президента Российской Федерации о мерах по предотвращению коррупции в полной мере актуален и для Вооруженных Сил Российской Федерации <11>. Как указывает В. М. Корякин, в ходе проведенного среди военнослужащих социологического опроса 60% респондентов ответили, что в Министерстве обороны Российской Федерации, как и в других органах исполнительной власти, есть коррупция, а 69% — что давали взятку <12>. ——————————— <11> Указ Президента Российской Федерации от 19 мая 2008 г. N 815. <12> Корякин В. М. «Откат» нормальный? (о некоторых аспектах проявления коррупционных отношений при поставке товаров и оказании услуг для нужд военных организаций) // Право в Вооруженных Силах. 2008. N 2. С. 2 — 7.

В соответствии со ст. 14 УК РФ «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом». Должностное лицо может быть привлечено к уголовной ответственности лишь при наличии в составе деяния (отдачи приказа) всех признаков, определяющих его как преступление (ст. 8 УК РФ). Для того чтобы классифицировать отданное распоряжение как преступное, приказ должен быть не только противозаконным, но и преступным, и наказание за это деяние предусмотрено в УК РФ (ст. 3 УК РФ). Лица, отдавшие незаконный приказ, могут быть признаны виновными в совершении преступления лишь в случае наличия в их деянии субъективной стороны преступления — вины. Под виной понимается психическое отношение лица к совершенному деянию и к возможности наступления отрицательных последствий в результате его совершения (ст. ст. 24 — 28 УК РФ). В ходе расследования должно быть доказано, что мотивы и цели деяния, интеллектуальная и информационная его составляющие, иные доказательства подтверждают наличие в деянии должностного лица преступного умысла (ст. 285 УК РФ). Следствие должно доказать, что лицо, отдавшее приказ, знало или должно было знать, что его положения явно не соответствуют требованиям законодательства или сложившемуся деловому обороту, желало наступления негативных последствий или безучастно относилось к возможным негативным последствиям, могущим наступить в результате исполнения приказа. Слово «явно» означает, что требования приказа противоречат положениям законодательства <13>, а должностное лицо вышло за пределы предоставленных ему полномочий <14>. ——————————— <13> Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29 июня 1970 г. по делу Низамутдинова // Судебная практика. М., 2001. С. 1002 — 1004. <14> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 2004. С. 732 — 735.

Еще двумя необходимыми элементами состава рассматриваемого преступления являются наличие субъекта и объективной стороны. Наличие субъекта преступления означает, что приказ должен быть отдан должностным лицом, которое уполномочено отдавать соответствующий приказ и требование которого является обязательным для исполнителей. Если приказ отдан иным лицом, то он не должен исполняться, а лицо, его отдавшее, может быть привлечено к ответственности по другим основаниям, например по ст. 288 УК РФ. Под объективной стороной понимается способ совершения противозаконного деяния, в данном случае отдания приказа: был ли отдан такой приказ, не был ли он отдан под давлением (принуждением) со стороны вышестоящих командиров, не был ли он отдан в случае крайней необходимости и т. д. В случае если приказ был отдан по приказанию (под воздействием) вышестоящего начальника, то к ответственности должно быть привлечено виновное должностное лицо. Не являются преступными приказы, отданные в соответствии с основаниями, указанными в ст. 37 «Необходимая оборона», ст. 39 «Крайняя необходимость», ст. 41 «Обоснованный риск» и ст. 42 «Исполнение приказа или распоряжения» УК РФ. Именно по этим основаниям такой неоднозначный подход к «делу капитана Ульмана» у органов суда и прокуратуры <15>. Присяжные заседатели в ходе первого судебного следствия пришли к выводу, что обвиняемые совершили деяние в соответствии с положениями, предусмотренными ч. 1 ст. 39 и ч. 1 ст. 42 УК РФ, и должны быть освобождены от уголовного преследования. Приговор обжалован. Обвинение считает Ульмана и других членов группы виновными в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 42 УК РФ. В настоящее время суд приостановлен в связи с неявкой обвиняемых. ——————————— <15> Рычкалов В. Бег капитана Ульмана // Московский комсомолец. 2007. 16 апреля.

Не ставя целью воздействие на результаты данного незавершенного процесса, хотелось бы отметить, что обвиняемые находились в районе боевых действий (раз мы считаем, что армия может быть использована и на территории своего государства), определенная часть населения которого поддерживала преступную деятельность незаконных вооруженных формирований. Решение было принято вышестоящим командованием в связи с тем, что военнослужащие не имели возможности своевременно покинуть район боевых действий и в случае их обнаружения реальной была угроза их жизни и здоровью. Следовательно, у военнослужащих не было выбора иных вариантов действий. Кроме того, необходимо отметить, что военнослужащие утверждают, что такой приказ им был отдан вышестоящим начальником. Обоснованность этого утверждения подтверждается решением присяжных, которое, правда, было опротестовано прокуратурой. Ведение боевых действий всегда связано с насилием, поэтому необходимо предусмотреть в военном законодательстве возможность командиров при особых правовых режимах принимать все меры для первоочередной защиты российских военнослужащих, тем более что законодательство большинства иностранных государств выстроено именно таким образом и неоднократно применялось на практике. Например, командир американского военного корабля, находящегося в международных водах Персидского залива, отдавший приказ на уничтожение рейсового пассажирского самолета, летевшего по установленному международному воздушному коридору, войска НАТО, уничтожившие в Сербии огромное количество мирных объектов, в том числе и посольство Китайской Народной Республики, не понесли никакой ответственности <16>. ——————————— <16> Зарубежное военное обозрение. 2006. N 12. С. 34.

Важным фактором для квалификации приказа является выявление физического и психологического состояния должностного лица, отдавшего преступный приказ, а также условий, при которых он был отдан. Например, если лицо, отдающее приказ, находится в состоянии аффекта или под воздействием наркотических, алкогольных средств (ст. 8 УВС РФ), подчиненные должны принять все меры для уточнения приказа у вышестоящих командиров, начальников. В качестве примера отдачи преступного приказа можно привести дело генерала Ф., осужденного по ч. 3 ст. 33, ч. ч. 2, 3 ст. 160, ст. 33 и ч. 4 ст. 160 УК РФ. В апреле 2008 г. он был признан виновным в совершении преступления и приговорен к шести годам лишения свободы (условно), четырем годам испытательного срока и крупному денежному штрафу (в настоящее время и стороной обвинения, и осужденным на приговор поданы жалобы). Основным обстоятельством, отличающим это дело от дела генерала Р., является наличие корыстной цели при отдаче незаконного приказа. Существенным отличием последствий отдачи незаконного приказа от последствий отдачи несовершенного приказа является необходимость обязательной отмены первого. Приказ должен быть отменен лицом, его отдавшим, либо вышестоящим прямым начальником. Обязательность отмены незаконного приказа связана с необходимостью восстановления законности, вне зависимости от его целесообразности. Хотя это прямо не указано в законодательстве, это исходит из положения ст. 33 УВС ВС РФ, в которой установлено, что командир не только наделяется правом на единоначалие, но и на него возлагается персональная ответственность за организацию деятельности в строгом соответствии с законами и воинскими уставами и обеспечение их выполнения. Таким образом, отмена незаконных приказов — это одна из обязательных сторон деятельности командира (начальника).

——————————————————————

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *